Спорт айкидо, дзюдо, каратэ, самбо, бокс, кикбоксинг, рукопашный бой, самооборона, уличная драка, самооборона
Учебные фильмы, видео по боевым искусствам, самообороне и боксу
КНИГИ
Фильмы, Единоборства
Главная
Антропометрия
Биология
Врачебный контроль
Книги
Мотивация
Оборудование
Питание
Практические советы
Ретро-Пресс
Статьи
Тренинг
Упражнения
Фармакология

Неофициальная биография Арнольда Шварценеггера


АРНОЛЬД, БРИДЖИТ, МАРИЯ И СТАЛЛОНЕ

Вернувшись в Лос-Анджелес, Арнольд приступил к съемкам "Коммандос" - приключенческого боевика, близкого по стилю и содержанию к фильму Сильвестра Сталлоне "Рэмбо: первая кровь, часть II", имевшему феноменальный успех. Арнольд исполнял роль солдата войск спецназа, желающего уйти на покой и воспитывать дочь, но вновь берущегося за дело, когда его дочь похищают. Он проходит через неслыханные испытания, чтобы вызволить ее.
Признавая, что "Рэмбо: первая кровь, часть II" и "Коммандос" весьма похожи друг на друга, продюсер Джоэл Силвер позднее скажет: "Конечно, "Рэмбо" и "Коммандос" имеют много общего. Это не просто история из жизни мультипликационных героев, действующих в немыслимо благоприятных условиях и побеждающих. Я думаю, что, поскольку в "Коммандос" играл Арнольд, там есть чувство юмора, отсутствующее у Рэмбо".
Когда в октябре 1985 года фильм вышел на экраны, он принес значительный кассовый сбор, хотя и не затмил "Рэмбо". С момента, когда Арнольд впервые встретил Сталлоне на церемонии вручения призов "Золотой глобус", прошло восемь лет, и верх пока брал Сталлоне, а не Арнольд. Благодаря своим отношениям с Марией и семейством Кеннеди, Арнольд в светской жизни затмил своего соперника. Но с появлением "Рэмбо: первая кровь, часть II" Сталлоне стал американской легендой, народным героем, удостоившимся быть принятым президентом Рейганом в Белом доме. Его личная жизнь могла быть уязвимой, особенно после исключительно скандального развода с женой Сашей, но в профессиональном плане Сталлоне был неуязвим.
И, конечно же, Арнольд принял решение изменить ситуацию в свою пользу. Начиная с 1977 года, Сталлоне неизменно получал куда большие гонорары и обладал в Голливуде куда более сильным влиянием, нежели Арнольд. Короче говоря, Сталлоне был для Арнольда его Фрэнком Зейном, его Серджио Олива - человеком, победившим его, которого он, в свою очередь, был преисполнен решимости одолеть.
Рекламируя "Коммандос", Арнольд дал старт кампании по смещению Сталлоне с престола. "Я бы разгневался, услышав свое имя рядом со Сталлоне, - заявил он журналисту Иану Хармеру. - Сталлоне применяет накладки для некоторых кадров крупного плана в своих фильмах. Я же - нет... Вероятно, в "Коммандос" мы поубивали больше людей, чем Сталлоне в "Рэмбо", но отличие в том, что мы не пытаемся оправдывать насилие патриотическими чувствами. Этот вечно развевающийся флаг - не больше чем куча дерьма. Мой фильм получился лучше, чем у Сталлоне, и я готов подождать, чтобы время доказало мою правоту". Пресс-секретарь Сталлоне откомментировал это выступление так: "Сталлоне не желает вступать в спор о том, кто из них сильнее".
В междоусобной войне, затеянной Арнольдом, он сделал первый выстрел. Возможно, он выжидал подходящего случая еще со времени их первой встречи. Реплики насчет "Коммандос" были первыми из его действий, нацеленных на то, чтобы взбаламутить воду и подорвать позиции Сталлоне.
Следующий шаг Арнольд предпринял в июле 1986 года в интервью журналу "Джи Кью", отметив: "Я полагаю, что Сталлоне, насколько я его знаю, все время слишком напряжен, даже когда он приходит в гимнастический зал - как будто постоянно участвует в соревнованиях. Если кто-то выполняет наклоны с нагрузкой 120 фунтов, он обязательно скажет: "А я смогу и со ста тридцатью". Он одержим: это заметно по тому, как он одевается, как настойчиво пытается заниматься благотворительностью. Все это напускное, от Рокки, а не от души. Ну, вы меня понимаете, - Арнольд показывает на сердце. - Здесь нет любви. И люди это видят. Можно фальшивить на протяжении года, но в течение десяти лет - уже слишком трудно. В конце концов все выходит на поверхность. Вот в чем основное различие между мной и Сталлоне".
Журналистка Пэт X. Броске рассказывала, что Сталлоне позвонил Арнольду и сообщил, что если бы не он, то Арнольд никогда бы не снялся ни в одном боевике. "Я сказал ему, что места здесь хватит нам обоим, - говорил Сталлоне. - Так чего ради обмениваться уколами?" Арнольд ответил, что "Джи Кью" исказил его интервью.

Примерно в то же время, когда Арнольд давал это интервью "Джи Кью", Рик Уэйн, работавший в журнале "Флекс", собрался опубликовать фотографию, сделанную Артом Зеллером, на которой были изображены Арнольд, Франко и Сталлоне у спортивных снарядов в гимнастическом зале "Уорлд Джим". Вдруг зазвонил телефон. Рик рассказывает: "Это был Арнольд. Он попросил меня не публиковать этот снимок. Или убрать его с фотографии. "Зачем мне это нужно, - сказал он, - оказаться на одном снимке вместе со Сталлоне?" Эти слова прозвучали так, словно он отказывался рекламировать Сталлоне. Фотография никогда не была опубликована".
Стало ясно, что Арнольд решил отомстить Сталлоне.

Бриджит Нильсен была преисполнена решимости продолжить свой роман с Арнольдом. Формально Шварценеггер уведомил ее, что у них все кончено, подарив ей часы, о которых Бриджит позднее презрительно отзывалась как о недостойной ее дешевке. Тем не менее, несмотря на мизерный подарок, она чувствовала себя защищенной своими телесными чарами и была убеждена в том, что все еще имеет власть над Арнольдом. Бриджит решила преследовать его и дальше.
В новом, 1985 году, Монте Шэдоу привез Нильсен в Сент-Моритц на короткие каникулы. Ее пригласили там на один престижный прием. Шэдоу вспоминает: "Бриджит была взбудоражена тем, что принц Монако Альберт собирается быть на приеме. Но она никак не могла смириться с тем, что Арнольд избавился от нее. Два или три раза по пути в Сент-Моритц я вынужден был останавливаться - она отчаянно пыталась связаться по телефону с Арнольдом и очень нервничала. Арнольд избегал ее и не брал трубку. Но она продолжала преследовать его и на четвертый день в Сент-Моритце ухитрилась связаться с Арнольдом.
Бриджит сходила по нему с ума. Она не знала удержу, обожала секс и боготворила того, кто оказался сильнее ее. Она рассказывала мне, что всегда мечтала о невероятных, пышущих здоровьем, сильных, симпатичных и мускулистых мужчинах. Так что Арнольд был для нее идеалом.
Бриджит отчаянно хотела Арнольда. Он уже отравил ее, она желала быть похожей только на него. Она делала все, чтобы выглядеть сильной, ибо хотела стать Сталлоне или Шварценеггером в женском облике. Бриджит - невероятно честолюбива".
Как-то весной 1985 года Нильсен приехала в Америку - вроде бы для рекламы "Красной Сони", но на деле - с явной целью отвоевать Арнольда. Преуспела она в этом или нет - вопрос. Но одно не вызывает сомнений. Бриджит определенно встречалась с Сильвестром Сталлоне. Причем по инициативе Нильсен, которая послала Сталлоне письмо и свою разящую наповал фотографию. Но существует и другая версия - отнюдь не Купидон, а Арнольд Шварценеггер собственноручно подстроил первую встречу Бриджит со Сталлоне.
Ибо через некоторое время после возвращения из Австрии Арнольд поведал близкому другу, что он подговорил одного из знакомых устроить встречу Бриджит со Сталлоне, так как хотел избавиться от нее. В интервью, опубликованном в немецком издании журнала "Плейбой", Арнольд признавал, что Бриджит хотела выйти за него замуж. Когда он напомнил ей о своих обязательствах перед Марией, Нильсен заметила, что ее все равно никто не превзойдет. Тогда Арнольд предложил ей обратить свои чары на кого-либо еще. Бриджит была знакома с его юристом Джейком Блумом (вероятно, повстречав его в Риме во время съемок "Красной Сони"). Джейк как-то пригласил ее пообедать и там, по словам Арнольда, ее свели со Сталлоне, который с первого взгляда безумно влюбился в Бриджит. "Я был просто счастлив, - говорил Арнольд, - поскольку не хотел, чтобы она бегала за мной".

Абсолютно не подозревая, что Арнольд с самого начала подстроил его новое любовное увлечение, Сталлоне действительно был околдован Бриджит. Уже на пороге съемок "Рокки-IV" в Канаде, он быстренько переписал сценарий, создав специально для Бриджит роль русской переводчицы, жены Ивана Драго, которого играл Дольф Лундгрен. Очевидец рассказывал: "Бриджит не выносила ни малейшей критики в свой адрес... Она вела себя так, как если бы была звездой". И охотно принимала подарки: шубу из белой канадской лисицы и инкрустированные бриллиантами часы "Пантера" от Картье с гравировкой: "Я буду любить тебя до скончания века".
Сталлоне - в отличие от Арнольда - был романтиком и подчинялся в большей степени велению сердца, чем разуму. Несмотря на импозантную внешность, когда речь заходила о любви, он становится мягок как зефир, а не крепчал как сталь. Одиночка, избегающий толпы и слишком тесного общения с людьми, Сталлоне, казалось, предпочитал оставаться наедине, а не в компании, в то время как Арнольд всегда любил находиться в центре внимания, быть душой различных сборищ. Сталлоне же - мужчина уязвимый, обращенный внутрь себя, временами незащищенный, подверженный переменам настроения, темпераментный и восприимчивый к женской лести - был для Бриджит после перенесенного ею разочарования превосходным объектом. Так же, как Арнольд пытался отделаться от Бриджит, Сталлоне желал с ней сближения.
На съемках "Рокки-IV" у Сталлоне во время эпизода боя с Дольфом Лундгреном начался сердечный приступ. Его срочно отправили в больницу, куда за ним по горячим следам бросилась Бриджит. Тремя годами позже, рассказывая о съемках "Рэмбо-III" в Юме (штат Аризона), Сталлоне вспоминал: "Она была со мной двадцать четыре часа в сутки. Она даже спала у моей кровати. Медсестры умоляли ее покинуть палату. Но она отказалась...
Я чувствовал себя очень одиноким после моего разрыва с Сашей. И искал, на кого бы опереться. Бриджит выглядела идеальной женщиной. Она посылала мне розы, окутывала меня любовью и была самой нежной в мире. Она выглядела скромной и преданной. Я еще не встречал таких добрых и самоотверженных женщин. Я сходил с ума от любви к ней". Исполняя роль Флоуренс Найтингейл у постели пленительной суперзвезды, Бриджит наконец-то в полной мере претворила в жизнь свои противоречивые подростковые мечтания. Она также, должно быть, знала, что Арнольд - главный соперник Сталлоне, и ее любовная связь может настолько задеть Арнольда, что тот попытается вернуть ее. И она утверждала свою власть над Сталлоне, не допуская к нему в палату даже его мать Жаклин.
К маю 1985 года Бриджит еще крепче сомкнула капкан, в котором держала сердце Сталлоне. Арнольд тем временем сконцентрировал свое внимание на недвижимости. 20 марта он уплатил почти миллион долларов за собственность в Денвере неподалеку от предполагаемого места строительства центра для общественных мероприятий стоимостью в 129 миллионов долларов. Его последняя книга - "Энциклопедия современного культуризма", которая в рукописи составила тысячу страниц, должна была выйти в июле.
"Красная Соня" вышла на экраны в июле и столкнулась с убийственной критикой (в одной рецензии ее называли "бесстыдно глупой", в другой - "дурацкой"), но, учитывая незначительность его роли в фильме, это не очень задело Арнольда. Вероятно, из уважения к Марии он не стал проталкивать картину, оставив всю рекламу на долю жаждущей славы Бриджит. Вместо этого он сосредоточился на своей новой роли в фильме "Жестокий обман" - многообещающем проекте, который должен был возглавить Де Лаурентис.В общем, в профессиональном плане жизнь его вроде бы шла, как задумано.
В личной жизни, однако, все было наоборот. Хотя документальных подтверждений и нет, весьма вероятно, Марии стала известна вся правда относительно связи Арнольда с Бриджит. Когда в 1986 году журналистка Моника Коллинз спросила ее, не желает ли она быть принцессой при царствующем мускулистом человеке, как, к примеру, Бриджит, обычно дипломатичная Мария взорвалась: "О, Бог мой, не надо об этом. Вы ее встречали? Боже мой".
Известие об измене Арнольда направило, однако, события в устраивавшее Марию русло. В мае 1985 года, за четыре месяца до официальной отставки Бриджит, Арнольд, встретившись в сауне с Джимом Лоримером, стал размышлять с ним о женитьбе.
Лоример сказал ему: "Арнольд, ты действительно прошел через очень многое. Твоя жизнь вместила куда больше, чем ты мог предположить. Единственное, чего у тебя не было и обязательно должно быть - это семья, дети и внуки. Так ты достойно завершишь жизненный путь. Тебе следует пройти все этапы. Ты живешь с Марией уже восемь лет. Мне кажется, что наступило время сделать ей предложение". Через восемь недель Лоример получил от Арнольда и Марии, отдыхавших в Австрии, телеграмму: "Мы последовали твоему совету".
Арнольд, бывший столь безрассудным с Бриджит, срежиссировал свое обручение с Марией весьма расчетливо. В день своего тридцативосьмилетия, вновь показав любовь к театральности, он повез Марию в Таль. Человек, всегда ненавидевший ординарность, Арнольд не хотел заурядности и в данном случае. Он пригласил Марию прокатиться на лодке по Талерзее, где все когда-то начиналось.
Арнольд рассказывал об этом так: "Был великолепный солнечный день. Вокруг нас простирались прекрасные зеленые горы. Мы гребем, а я говорю себе: "Все складывается как нельзя лучше". Никто не мог нас побеспокоить или помешать, как это частенько случалось, когда я куда-либо приезжал. Я подумал, что все это очень романтично. И сделал ей предложение".
Мария вспоминала, что она ответила просто: "Здравствуй, Арнольд, а что такого особенного произошло сегодня? Разве я в последнее время была несказанно хороша? Разве я стала по-настоящему красивой?" Что ответил Арнольд, никто не знает.
Американская пресса объявила об их обручении 10 августа. А за два дня до этого "Нью-Йорк дейли ньюс" опубликовала второе крупное интервью в американской прессе Бриджит Нильсен. В своем первом, появившемся на страницах журнала "Пипл", она объявила: "Арнольд не так уж и хорош как мужчина", и, ответив утвердительно на вопрос, любит ли она Сталлоне, добавила: "Я молода, но пережила много. Нельзя сидеть в кресле и ждать, пока все произойдет само собой... Я готова зайти очень далеко. У меня колоссальная энергия. Я говорю себе: "А ну, пойдука я и на это".
В своем интервью "Пипл" Бриджит "пошла на это", по сути в пику Арнольду. В интервью "Дейли ньюс", опубликованном 8 августа, Бриджит, отвечая на вопрос, не собираются ли они со Сталлоне пожениться, объявила на весь мир, и, самое главное, Арнольду: "Собираемся. Я очень люблю Сталлоне". Принимая во внимание момент, когда было сделано это заявление, трудно не прийти к выводу, что кто-то предупредил Бриджит о намерениях Арнольда. Причем этот кто-то, зная о ее планах, хотел подготовить Бриджит к тому, что ее надеждам выйти замуж за Арнольда осуществиться не суждено.
Тем не менее она не признала себя побежденной. Майк Кантацеззи, ее личный телохранитель, в течение всех двадцати месяцев, когда она жила со Сталлоне, рассказывает: "Бриджит все еще была одержима Арнольдом. У нее были тонны фотографий, где они изображены вместе. Я видел эти снимки, когда вместе с ней дважды посещал ее родительский дом в Дании. Возвратившись в Лос-Анджелес, Бриджит продолжала кружить вокруг дома Арнольда в надежде увидеть его. Некоторое время она дружила с приятелями Арнольда - Анной и Свеном-Оле Торсенами - и продолжала бывать в их доме, пытаясь узнать, не собирается ли наведаться к ним Шварценеггер. Она все время говорила об Арнольде и его мускулатуре. Она рассказывала мне, что Арнольд в постели великолепен".
На первый взгляд могло показаться, что разочарование Бриджит - не более, чем крушение девичьих грез, усугубляемое воспоминаниями о прекрасных, но ушедших днях. И все же кое-кто утверждает, что чувства Бриджит к Арнольду подогревались чем-то более существенным, нежели ностальгия по прошлому.
В июле 1987 года вовсю распространялись слухи о любовной связи Бриджит как с Тони Скоттом, режиссером ее последнего фильма "Полицейский с Беверли-Хиллз-II", так и ее личной секретаршей Келли Санджер. Сталлоне объявил о своем разводе с ней. Хотя она и опровергала слухи, говоря о том, что ее более всего ранят сплетни об отношениях с Санджер, газеты и журналы по всему свету, от "Пипл" до "Вэнити Фэр", публиковали сообщения о пристрастии Бриджит к лесбиянству, сопровождаемые откровенно сексуальными снимками.
Однако не только пресса пожинала жатву в связи со скандальным разводом. Арнольд Шварценеггер также не упустил свой шанс. В то время, когда имидж Сталлоне свелся к образу мужа-рогоносца, Арнольд случайно встретил брата Сталлоне Фрэнка в "Патрике Роудхаус" и в сочувственном тоне заметил ему: "Мне так жаль твоего брата. Я всегда знал, что Бриджит из себя представляет. Не успел только предупредить его".
Если вспомнить, что Арнольд, не афишируя это, сам организовал первую встречу Сталлоне и Бриджит, его соболезнования, высказанные Фрэнку, вызывают в памяти "Качая железо" - фильм, сделавший Арнольда знаменитым и прославивший его способность умело пользоваться неудачами соперников. И те, кто изучал применявшуюся в прошлом тактику Арнольда, направленную на подрыв позиций его конкурентов, уверены в том, что точно так же, как раньше подначки ("сахарную диету" и "технику крика"), теперь он мог использовать против Сильвестра Сталлоне Бриджит Нильсен. Как заметила Сью Мори, "Арнольд, вероятно, знал, что от нее нельзя было ожидать ничего, кроме неприятностей, а причинить неприятность он хотел именно Сталлоне... Ну прямо, как в фильме "Качая железо". Знал Сталлоне или нет о той роли, которую Арнольд сыграл в его преждевременно закончившейся семейной жизни, следующий шаг Шварценеггера, совершенно очевидно, не ускользнул от внимания Сталлоне. В ходе интервью "Плейбою" журналистка Джоан Гудмэн задала Арнольду вопрос: "Вы что, забыли своего друга - партнера высочайшего класса по фильмам-боевикам Сильвестра Сталлоне? Разве он не самый высокооплачиваемый актер?" Арнольд ответил: "Во-первых, я ничего не знаю об этих гонорарах. А во-вторых, Сталлоне вовсе не мой друг. Он не приемлет меня. Изо всех доступных человеку сил я стараюсь проявлять дружелюбие к этому парню, но Сталлоне не желает ответить тем же.
Что бы он ни делал, все выходит не так. Приведу пример. Не так давно мы завтракали вместе, поскольку снимаемся в фильмах одной и той же кинокомпании. Мы обсуждали вопрос, как бы сделать так, чтобы не стоять друг у друга на пути, и пытались договориться, когда этим фильмам следует выйти на экран.
Разговор был во всем очень доброжелательным, но затем Сталлоне сказал: "Ты должен стать членом моего нового клуба". Я спросил: "Какого?" Он пояснил: "Это будет чисто мужской клуб, женщины туда не будут допускаться. Почти как в старые времена. Только мужчины. Мы будем сидеть вместе, покуривать тонкие сигары и хорошо проводить время". Я сказал ему, что для меня это никак не подходит. Мы живем в переломное время, когда женщины борются за равноправие. Я сказал, что мне многое не нравится в эмансипации, но подобный клуб заденет чувства каждой толковой женщины в стране. За это лучше и не приниматься. Если ты хочешь собрать чисто мужскую компанию, приглашай ребят к себе домой: Я делаю именно так.
Слушайте дальше: он нанял лучших рекламных агентов в мире, и все же они не смогли организовать такой клуб. Здесь вообще ничего нельзя было придумать, чтобы не подставить под удар самого себя и свой имидж. Это как с его гардеробом. Его белый костюм, надев который Сталлоне пытается выглядеть парнем что надо, всегда возмущает окружающих. А золотой перстень и золотые цепочки, которые прямо-таки взывают: "Вы только посмотрите, как я богат". Все это только раздражает. Ну, как это никто не научил его не выпендриваться. Ему следовало бы носить ботинки от Л. Л. Бина и вельветовые штаны с рубашкой-шотландкой. Вот это было бы прилично: именно так должен выглядеть режиссер, а не напяливать на себя на площадке эту дурацкую меховую шубу".
Ко времени появления интервью с Арнольдом в "Плейбое", именно Сталлоне скорее всего должен был быть недоволен Шварценеггером. Ведь, в конечном итоге, любил и потерял свою любовь, разведясь с Бриджит летом 1987 года, Сталлоне. И вне зависимости от того, послужил Арнольд инициатором любовной связи между ними или нет, он, несомненно, был первым, а Сталлоне лишь следовал по проложенной им любовной тропе. Но почему тогда Арнольд не прекращал свои публичные нападки на Сталлоне? Прямая атака в печати одной крупной звезды против другой - вещь необычная, но Арнольд предпринял именно такой шаг, преднамеренно провоцируя Сталлоне в трех появившихся в прессе материалах. Если проанализировать публичные высказывания Арнольда, то они кажутся чем-то большим, чем обычная конкурентная борьба. И напрашивается вывод: язвительные комментарии Арнольда могли подогреваться его затянувшимся чувством к Бриджит, равно как застарелой ревностью и ненавистью к человеку, за которого она вышла замуж - сопернику по кино, упорно продолжавшему обгонять его по кассовым сборам.
Нельзя исключать и того, что беспрецедентная атака Арнольда на Сталлоне была спровоцирована еще и его старыми заблуждениями, когда он без всяких последствий унижал и изводил своих наиболее уязвимых соперников. Но Арнольд забыл, что сейчас своим противником он избрал не какого-то никому не известного культуриста, которого толкнешь - и тот упадет поверженным, но Сильвестра Сталлоне, одного из могущественнейших актеров Голливуда. И все-таки Арнольду, должно быть, слышался голос Густава, эхом отдававшийся в глубине его души и побуждавший его нанести удар - заверить читателей "Плейбоя" и весь остальной мир в том, что "он - лучший".
Когда Сталлоне задали вопрос, почему Арнольд выступил против него в "Плейбое", тот ответил: "Это - нечто, над чем следует поразмыслить на досуге. Что бы ни возникало в отношениях между двумя людьми, оно не должно выноситься на всеобщее обозрение. С такими вещами следует разбираться наедине".
Позднее Арнольд, в телевизионном интервью с Чентелом для передачи "Доброе утро, Америка", принес Сталлоне извинение.
Арнольд утверждал, что в интервью "Плейбою" его отношение к Сталлоне было полностью искажено: "Я уважаю этого человека как актера, как режиссера и просто как человека. Не говоря уже о его вкладе в кино, он делает многое для окружающих и в плане благотворительности, и меньше всего мне хотелось бы каким бы то ни было образом оскорбить его". Редактор "Плейбоя" заявил, что журнал ничего не искажал, добавив: "Это сейчас он так говорит. Может быть, задним числом Арнольд и задумался, но отношение его к Сталлоне в тот конкретный момент было совершенно определенным". Сотрудники "Плейбоя" позже рассказывали, что не предназначенные для печати высказывания Арнольда о Сталлоне были еще более злыми, чем появившиеся на страницах журнала.
Извинение, как бы то ни было, состоялось. Вместе с тем, небезынтересен постскриптум ко всему этому эпизоду Рика Уэйна: "Джо Уэйдер научил Арнольда говорить "простите, пожалуйста". Он научил его, что, в конечном счете, сказать "простите" не так уж сложно. После того, как все услышали твое заявление, что такой-то и такой-то парень - дрянь, очень просто повернуть на 180 градусов и сказать "извините". То, что ты сказал, уже опубликовано, но, извинившись, ты опять выглядишь достойно".
Однако противостояние продолжалось. 17 сентября 1988 года "Шестая страница" газеты "Нью-Йорк пост" поместила заметку следующего содержания: "Междоусобная война между самым мускулистым человеком Голливуда Арнольдом Шварценеггером и Сильвестром Сталлоне с каждым днем разгорается. Слай с группой телохранителей как-то зашел в один из ночных баров Лос-Анджелеса и, увидев на стене фотографию Арни, сказал хозяину, что если тот не снимет ее, то он уйдет и больше ноги его здесь не будет. Хозяин снял фото и отдал ее ребятам Слая, быстренько разорвавшим ее на клочки".
Причины, по которым Сталлоне не выходил из борьбы, были налицо. Что касается Арнольда, то его враждебное отношение к Сильвестру оставалось загадкой. Фильм Шварценеггера "Близнецы", ставший "хитом" 1988 года, включал быстро промелькнувший кадр, в котором Арнольд проходит мимо афиши с рекламой "Рэмбо-III" с язвительной усмешкой на лице. И хотя в титрах "Близнецов" Сильвестру Сталлоне выражена благодарность, этот эпизод свидетельствует о том, что Арнольд все еще был одержим жаждой мести.
Не прошло и месяца со времени объявления о разводе Нильсен и Сталлоне, как "Пипл" сообщил, что Бриджит и Келли Санджер присутствовали на завтраке по случаю сорокалетия Арнольда в "Патрике Роудхаус". "Нильсен, поздравляя Шварценеггера, крепко прижала импозантного культуриста к груди, а затем вихрем пронеслась по кругу, демонстрируя мальчикам свое переливающееся всеми цветами радуги бикини под броней микро-мини платья".
Через шесть месяцев после развода Бриджит с напускной храбростью объявила: "Я ни о чем не жалею. Мои дела идут лучше, чем когда-либо прежде".
Вскоре ее личная жизнь действительно пошла на подъем и увенчалась широко разрекламированным романом со звездой команды "Нью-Йорк джетс" Марком Гастэно. Бриджит забеременела и 15 декабря родила мальчика (через два дня после того, как у Арнольда и Марии также родился ребенок). Хотя ее карьера в кино, кажется, застыла на мертвой точке, она и Марк живут с той поры в Аризоне и, по всей видимости, счастливо. И все это - вопреки тем, кто нашептывал, что Бриджит выбрала себе в качестве очередного партнера еще одно воплощение мужественности, чтобы попытаться пробудить интерес Арнольда и вновь заманить его в свои сети.
К весне 1988 года Арнольд из кожи вон лез, чтобы убедить всех без исключения, что его любовь к Бриджит умерла навсегда. Стоило бывшему тренеру Арнольда Гельмуту Чернчику, приехавшему к нему из Австралии в Лос-Анджелес, упомянуть имя Бриджит, как Арнольд разразился потоком брани. Однако все могло быть и не так как казалось. В первую неделю апреля 1989 года личный пресс-секретарь Нильсен Джоэл Броко сообщила, что Арнольд и Бриджит только что беседовали по телефону.
Каковы были истинные чувства Арнольда по отношению к Бриджит, неизвестно. Что же касается самой Бриджит, то слова "Я буду любить тебя до скончания века", выгравированные на часах "Картье", подаренных ей Сталлоне, могут с не меньшим успехом характеризовать ее глубокое и неизменное чувство к Арнольду.



<<< Джит

Оглавление

Свадьба. Подарок Курта Вальдхайма >>>
    
ГлавнаяАнтропометрияБиологияВрачебный контрольКнигиМотивацияОборудованиеПитаниеПрактические советы
Ретро-ПрессСтатьиТренингУпражненияФармакологияЮморФорумГостеваяe-mail
© Боевые искусства